Иван

Танцор, 14 лет

Главное - не опускать руки

В 4 года у меня появились боли в колене, и изначально мне поставили, как уже теперь я знаю, неверный диагноз – ревматоидный артрит.

Юлия, мама Ивана

Для меня это был знакомый диагноз, потому что у меня самой был ревматоидный артрит (как осложнение после перенесенной ангины в 6 лет), и я знаю, через какие круги ада приходится проходить людям, особенно детям с этим заболеванием. В тот момент у нас началась паника: «что с этим делать?» Мы принялись лечить болезнь, но при этом я понимала, что не хочу лишать сына спорта, не хочу оставлять его без движения, он такой же, как все дети – и мы решили заниматься танцами.

С танцами все выходило успешно. Хотя сначала мне и не нравилось туда ходить, потом получилось втянуться, и вот уже 11 лет я ими занимаюсь на серьезном уровне.

К нашему ужасу к 7 годам появилась новая беда – я стал сильно хромать, были проблемы со стопой. Меня водили по травматологам, ортопедам, а я считал, что это травма после футбола. Мне делали рентген, однако на нем не было ничего подозрительного. К тому времени мне стало еще хуже, начали болеть суставы пальцев рук.

Когда болезнь стала прогрессировать и затронула суставы пальцев рук, мы поехали вместе с Ваней к друзьям в Германию для лечения в известной клинике. Там нам назначили дополнительные исследования и затем подобрали лечение 4

Юлия, мама Ивана

Мне назначили специальные уколы для суставов, и я на какое-то время забыл о болях в коленях и пальцах, однако я ненавидел эти инъекции, из-за чего мне потом пришлось перейти на таблетки. Всегда после уколов у меня было повышение температуры и тошнота, мне казалось, что так будет после каждого лекарства, и это полностью подрывало мое настроение. Были моменты, когда я терял мотивацию к танцам, у меня опускались руки – спасибо семье, друзьям и учителям, что вытягивали в такие моменты, терпели меня.

Юлия, мама Ивана

Для нас это был очень тяжелый период, вплоть до того, что Ваня отказался ходить на танцы, у него совсем не было настроения чем-либо заниматься. Я звонила директору танцевальной студии и разговаривала, мы вместе решали этот вопрос. Директор тоже не хотела лишаться одного из лучших танцоров в своей студии, и она нам очень помогала в этом плане.

С этим лечением прошло еще несколько лет, и в 14 меня внезапно стали беспокоить высыпания на коже, которые проявились буквально в один день. Сначала мы с родителями подумали, что это просто аллергия, однако сыпь вела себя очень агрессивно и за короткое время покрыла почти все тело. Особенно тяжело было с кожей на голове – мы использовали очень много косметики, которая не помогала. Морально я был совершенно подавлен. Мне казалось, что на танцах можно ставить крест, т.к. костюмы для выступлений у нас достаточно открытые и скоро отчетный концерт… В такие моменты родители очень помогали мне психологически, мотивировали, говорили, что у меня получится справиться с этим, главное – найти причину.

От одного из врачей мы получили информацию, что это может быть псориаз. После этих слов у меня было ощущение, будто небо падает на землю. Ведь это еще что-то дополнительно неизлечимое для моего сына помимо артрита… У моего мужа и свекра есть псориаз, однако это редкие единичные проявления, и они легко поддаются лечению топическими средствами. Но у Вани ситуация была совершенно другой, бляшки расползались по всему телу в геометрической прогрессии. Мы твердо решили узнать больше о том, что происходит – мы верили в то, что Ване можно помочь, и сами мотивировали его собственным примером и тем, что надо просто найти причину и победить ее. В это время нам подсказали, что можно обратиться в федеральный центр здоровья детей, и мы решили использовать эту возможность.

Юлия, мама Ивана

Осенью мы попали на прием в федеральную клинику. К тому моменту я уже просто устал бегать от врача к врачу, часто был подавлен. Доктор осмотрела меня и настояла на срочной госпитализации в стационар.

Юлия, мама Ивана

В тот же день, в стационаре, врач разговаривал со мной по поводу истории болезни Вани – он сразу же стал подозревать, что наш первый диагноз был неправильным. Он считал, что у нас все началось с псориатического артрита, к которому потом, спустя 10 лет, присоединился псориаз. Доктор предложил лечение биологическим препаратом. К тому моменту я уже знала о существовании новейшей терапии и ее безопасности. У нас наконец-то появилась реальная надежда и осознание того, что мы в надежных руках. В стационаре сыну так же проводили физиопроцедуры, которые уже сами по себе помогали, а перед выпиской назначили наиболее подходящий биологический препарат и сказали, что эффект будет заметен через месяц.

Клиники, которые оказывают помощь в борьбе с псориазом.*

Узнать больше

И результат был заметен! Через какое-то время я каждое утро стал замечать, что сыпь уменьшается. Через месяц после второй инъекции тело почти полностью очистилось – у меня было ощущение, будто бы я переродился!

Я смог принять свою болезнь, и это мне очень помогло. Она научила меня общаться с людьми, я нашел свое любимое дело – танцы,– и развиваюсь в нем, несмотря ни на что. Понять и принять псориаз и псориатический артрит – уже половина победы. Последнее обследование показало, что мои суставы практически в полном порядке, несмотря на 10 лет псориатического артрита. Я уверен, что именно танцы и поддержка близких держали меня в форме.

Юлия, мама Ивана

Мир не стоит на месте, и заболевания, которые вчера казались неизлечимыми, сегодня можно если не излечивать, то контролировать – есть новейшие препараты, есть методики лечения, есть шикарные специалисты, государство может помочь с получением всего этого.

Главное – не опускать руки и собирать как можно больше информации, не бояться врачей и лечения. Поддержка семьи, близких, любимое дело тоже могут очень помочь. Нужно уметь принимать себя и видеть свои сильные стороны.

Здесь лечат псориаз*

Если вы хотите записаться прямо сейчас к дерматологу онлайн, перейдите на сервис docdoc

Записаться

*Список клиник предоставлен Общероссийской общественной организацией "Российское общество дерматовенерологов и косметологов" по состоянию на Июль 2019, а так же по обращению самих клиник о том, что они имеют квалификацию в лечении среднетяжелого и тяжелого псориаза инновационной терапией.

*Если ваша клиника полагает, что обладает квалификацией по инновационной терапии лечения среднетяжелого и тяжелого псориаза, обращайтесь по адресу it@twice-agency.ru для добавления вас в перечень.

Здесь лечат псориаз